Филологический факультет Казанского государственного университета
Труды И.А.Бодуэна де Куртенэ
Избранные труды по общему языкознанию: В 2 т.- М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1963.

К критике международных искусственных языков (1907)

К критике международных искусственных языков (стр. 139—140). Печатается отрывок.

Оригинал: «Zur Kritik der künstlichen Weltsprachen. (Veranlaßt durch die gleichnamige Broschüre von K.Brugmann und A.Leskien) // Annalen der Naturphilosophie.– Bd. VI.– Leipzig, 1907.– C. 385-433.
Перевел А.А.Леонтьев.
Ср. ниже, № 12, а также: Język pomocniczy międzynarodowy // Kraj.– СПб., 1907.– №40—45; «О języku pomocniczym midzynarodowym // Krytyka.– Kraków, 1908.– Z. X.– C. 243-249; z. XI, стр. 375-383; z. XII.– C.461-472; предисловие к кн.: W. Rosenherger. Lehrgang der praktischen Weltsprache Reform-Neutral. Zürich und Leipzig, 1912; «W sprawie języka sztucznego międzynarodowego w ogólności, a esperanta w szczególności // Ilustrowany kurjer codzienny».– Kraków, 1912, № 187 и др.

<...> Бругман ошибается, когда он утверждает, что «французcкий язык, как всякий живой язык, имеет родину»1.

Коллективный «язык» не имеет «родины» в том смысле, какой имеет в виду Бругман. Индивидуальный язык, может быть, еще имеет «родину» в голове носителя языка, т.е. говорящего на нем человека. И если в одной голове укореняется несколько «языков», то они имеют общую «родину», не преследуют и не вытесняют друг друга. При этом соответствующий язык совершенно не обязательно должен принадлежать к числу так называемых «живых». У латинского, греческого, еврейского, санскрита и т.д. есть теперь родина, поскольку они попадают в качестве индивидуальных языков в головы отдельных людей.

В таком же точно смысле приобретает «родину» также «международный искусственный язык, который не представляет собой ничего основательного, но есть дерзкое самостоятельное предприятие отдельных энтузиастов» (стр. 25).

Каждый «язык» может быть введен в любую здоровую человеческую голову. Отдельные языки ни в коем случае не суть нечто само по себе врожденное. Только самые общие предпосылки языка передаются путем наследования, а из специфических этнографических особенностей лишь минимальные различия, в минимальной степени различающиеся тенденции. Китайский или готтентотский по своему рождению ребенок свободно может в языковом отношении стать немцем, если он с самого начала будет воспитываться в немецкой среде, и наоборот. Лингвистические предки – это, таким образом, нечто совсем иное, нежели биологические предки. Отожествление происхождения с языковой принадлежностью и даже с языковым принуждением покоится на достойном сожаления — ибо оно так же нелогично, как несправедливо (unmoralisch) — смешении понятий. <...>

<...> § 13. Существует ли человек для языка или язык для человека?

139

Язык не есть ни замкнутый в себе организм, ни неприкосновенный идол, он представляет собой орудие и деятельность. И человек не только имеет право, но это его социальный долг – улучшать свои орудия в соответствии с целью их примененной даже заменять уже существующие орудия другими, лучшими.

Так как язык неотделим от человека и постоянно сопровождает его, человек должен владеть им еще более полно и сделать его еще более зависимым от своего сознательного вмешательства, чем это мы видим в других областях психической жизни.

И даже самые ожесточенные противники искусственных языков вынуждены согласиться с бесспорным фактом, что и без международного искусственного языка мы ограничиваем и преднамеренно изменяем «естественное течение» языковой жизни «искусственным» и сознательно направляемым вмешательством.

Так, уже всякое обучение языку — все равно «родной» ли это язык или иностранный — это преступное вмешательство в «естественное языковое развитие». Когда мы исправляем языковые «ошибки» и «описки», мы грешим против принципа естественности. Всякий языковой пуризм, всякое гонение на языковых «чужаков», с одной стороны, и все орфографические реформы, с другой, принадлежат к числу искусственных приемов, ограничивающих естественный ход вещей. Множество новых выражений, научных и других технических терминов (termini technicí) возникает только «искусственным» путем, т. е. благодаря сознательному регулированию.

§ 14. «Ну, ладно, – могут мне возразить. – Мы признаем, что во всех указанных выше случаях налицо искусственное вторжение в естественное течение языковой жизни; но это совсем иное дело, чем изобретение особого языка. Язык ведь нельзя изобрести».

К сожалению, это правдоподобное, по-видимому, возражение опровергается бесспорными случаями действительных изобретений языка. Такие изобретения возникают либо «бессознательно», вернее полусознательно, благодаря действию «элементарных стремлений», либо сознательно, преднамеренно, совершенно «искусственным» путем. К первой категории относятся все «искусственные» пограничные языки, «смешанные» языки, с помощью которых осуществляется общение между разноязычными народами (например, между русскими и китайцами, между англичанами и китайцами и т.д.), затем тайные языки и арго студентов, уличных мальчишек, бродяг и т.д. – в различных странах и в разные времена. Вторая категория включает в себя более или менее «научно» построенные «искусственные» языки, претендующие на то, чтобы функционировать в качестве международных вспомогательных языков. То, что в языках первой категории осуществляется лишь частично и без всякого плана, проводится в международных вспомогательных языках в значительно больших масштабах и совершенно последовательно. <...>

140

Примечания

1. K.Brugmann und A.Lеskiеn. Zur Kritik der künstlichen Weltsprachen. Straßburg, 1907, стр.25. В дальнейшем сноски на страницы этого издания даются (вслед за оригиналом) в тексте. – Прим. сост.

Оглавление



Главная страница сайта
 
Ученые КЛШ
 
      Труды
        И.А.Бодуэна
        де Куртенэ
      О Бодуэне
        де Куртенэ
      Материалы
        Бодуэновских
        чтений
      Интернет-
        ресурсы
   

    Новости | Персоналии | История | Материалы | Контакты | О сайте | Письмо web-мастеру