Филологический факультет Казанского государственного университета
Труды И.А.Бодуэна де Куртенэ
Избранные труды по общему языкознанию: В 2 т.- М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1963.

Сравнительная грамматика

Сравнительная грамматика. Многие считают «сравнение» характерной чертой новейшей грамматики и новейшего языкознания и поэтому так охотно употребляют слова «сравнительная грамматика», «сравнительное изучение языков», «сравнительное языкознание» и даже «сравнительная филология». В этом заключена определенная односторонность и исключительность. Принимая эти слова, как почти равнозначные со словами «научная грамматика», «научное изучение языков» и т.д., следовало бы прилагательное «сравнительная» добавлять к названиям всех наук: «сравнительная» математика, астрономия, физика, психология, логика, география, история, политическая экономия... Ведь сравнение — это обязательный мыслительный процесс во всех науках. Иное будет положение вещей, если обратиться к истории науки, так как это название, «сравнительная грамматика», имеет, собственно, историческое значение: оно означает новую школу, новое направление, которому мы обязаны важными открытиями. <...> «Сравнительной» является в этом смысле грамматика, занимающаяся сопоставлением и сравнением структуры разных языков; но к слову «языкознание» прилагательное «сравнительное» добавляется совершенно излишне. Языкознание — это языкознание и ничто больше. Особой наукой является здесь языкознание, а сравнительная грамматика, как и грамматика обычная, является частью этой науки. <...>

Сравнительная грамматика в обычном значении этого слова занимается научным сопоставлением и сравнением родственных языков в двух направлениях: либо сопоставляется более древнее состояние с более новым, например состояние латинского языка с состоянием одного из романских языков, либо равноценные разветвления одного и того же древнего состояния, например одновременные состояния различных ариоевропейских языков, славянских языков и т.д. Как и всякое родство такого рода, родство языков сводится в конце концов к родству более поздних состояний с состояниями более древними. Так, например, славянские языки можно считать родственными только потому, что они являются различными разновидностями одного и того же языкового состояния, состояния праславянского, или общеславянского;

373

точно так же все ариоевропейские языки представляют разновидности некогда общего праариоевропейского состояния и т.д. Поскольку же более древние состояния, уступая место новым состояниям, должны были ео ipso перестать существовать, постольку они должны быть воссозданы для операций сравнительной грамматики путем целого ряда научных гипотез. Существование памятников того или иного древнего состояния облегчает нам такое воссоздание, но ни в коем случае его не заменяет. Так, например, существование памятников латинского языка только наводит нас на выводы об особенностях некогда живого латинского языка, но не освобождает нас вовсе от труда над гипотетическим воссозданием особенностей этого языка.

Таким образом, исследовательский метод сравнительной грамматики движется постоянно в двух направлениях: сопоставляя особенности более поздних состояний, мы воссоздаем теоретически более древние состояния, так называемые праязыки (Ursprachen) и относительно первоначальные языки (Grundsprachen), а затем из этих воссозданных древних состояний выводим состояния более поздние, как доступные непосредственному наблюдению и изучению, так и также воссозданные. Эти теоретически сконструированные праязыки вовсе не могут претендовать на тождество с действительно некогда существовавшими языковыми состояниями; это попросту комплексы общих стадий исторического развития разных сторон языка, которые хронологически могли существовать в разное время. Принятые в сравнительной грамматике общие стадии развития являются как бы проекцией неравномерно движущихся общих особенностей на одну временную плоскость.

Определенной и несомненной внешней чертой родства или свойства языков является возможность фонетического перевода с одного языка на другой, т.е. возможность представления каждого ясного по своему составу и происхождению слова одного языка в фонетической форме родственного ему языка, согласно определенным установленным звуковым соответствиям. Так, например, семантические части, или морфемы, слов польского языка с согласным с имеют в русском языке соответствия или с согласным с (ц) или с č (ч) (lic-e, kupi-ec — лиц-о, куп-ец; świec-a, noc, strzec... — свеч-а, ночь, стеречь...). Морфемам польского языка с группой -rо- между согласными соответствуют русские исконные морфемы с -rо- (-ро-) или с -оrо-(-оро-) (grom, bród и bród... — гром, брод; brod-a, groch... – бород-а, горох...). На основе этих и им подобных соответствий устанавливается, что польский и русский языки родственны, т.е. представляют видоизменения какого-то более древнего общего языкового состояния, а также то, что оба эти языка могут быть предметом сравнительного сопоставления и изучения, называемого сравнительной грамматикой славянских языков.

374

На свете нет ни одного языка абсолютно чистого, т.е. совсем не смешанного с наслоениями из других языков. По крайней мере во всех известных нам до сих пор языках мы устанавливаем общие элементы или только в виде заимствованных слов, или, кроме того, в виде присвоенных синтаксических оборотов, присвоенных частиц, суффиксов и окончаний и даже в виде новых фонем и фонетических особенностей. С этой точки зрения каждый такого рода смешанный язык относится не к одной, а по крайней мере к двум сравнительным грамматикам. Славянские языки только своим чисто славянским элементом относятся к славянской сравнительной грамматике; чуждые же, заимствованные элементы связывают их, с точки зрения сравнительной грамматики, с языками других родов и племен. Так, например, польский язык относится, действительно, прежде всего к славянской сравнительной грамматике, но своими заимствованиями из германских языков относится к германской сравнительной грамматике, заимствованиями из романских языков — к романской сравнительной грамматике и т.д. К ариоевропейской сравнительной грамматике относится прежде всего изучение тех составных элементов всех ариоевропейских языков, которые можно считать непосредственным продолжением праариоевропейского языкового состояния, но поскольку в этих языках продолжаются составные элементы чуждого происхождения, поскольку они относятся также к сравнительным грамматикам других племенных групп. Армянский язык, например, является не только языком ариоевропейской группы, но также и турецко-татарской группы. Очевидно, что все заимствования, например, из славянских зыков в иноплеменные языки должны рассматриваться также в сравнительной грамматике славянских языков в самом широком значении этого слова, а к сравнительной грамматике ариоевропейских языков относятся все заимствования из этих языков в языки иных групп.

Наряду со сравнительной грамматикой исторически связанных и генеалогически родственных языков существует также сравнение сходств и различий, сравнение одинаковых и разных явлений, течений, изменений в жизни различных языков независимо от их родства или исторического свойства. Этого рода упражнения человеческой мысли в сопоставлениях и обобщениях не могут относиться к сравнительной грамматике в обычном значении этого слова; они относятся к общей, или философской, грамматике.

От сравнительной грамматики надо отличать историческую грамматику. Различие между ними, однако, не в основе, а только в направлении во времени. Историческая грамматика и сравнительная грамматика — это, собственно, только два разных направления одного и того же сопоставления фактов и мышления о них. Сопоставление и сравнение в хронологическом порядке на одной и той же линии исторического развития дает

375

историческая грамматика; сопоставление же разных разветвлений одного и того же первоначального материала составляет сравнительную грамматику. С одной стороны — родство по восходящей и нисходящей линии, с другой стороны — по боковым линиям; но сходство, на основе атавизма традиции, и тут и там. Фактически же историческая грамматика отличается детальным учетом памятников языка и определением всех подробностей в непрерывной последовательности постепенно сменяющихся состояний одного и того же языка, который, очевидно, через некоторое время настолько изменяется, что должен быть уже признан другим языком или по крайней мере другой стадией развития. Сравнительная же грамматика, исходя из более ограниченного фактического материала некоторых стадий развития, заполняет пробелы между ними более абстрактным способом; она теоретически конструирует праязыковые и общеязыковые состояния, без которых историческая грамматика обычно обходится. <...>

376

Оглавление



Главная страница сайта
 
Ученые КЛШ
 
      Труды
        И.А.Бодуэна
        де Куртенэ
      О Бодуэне
        де Куртенэ
      Материалы
        Бодуэновских
        чтений
      Интернет-
        ресурсы
   

    Новости | Персоналии | История | Материалы | Контакты | О сайте | Письмо web-мастеру