Филологический факультет Казанского государственного университета

Публикации
И.А.Бодуэн де Куртенэ о Н.В.Крушевском (Материалы Центрального национального архива Республики Татарстан)
// Николай Крушевский: научное наследие и современность: Матер. Междунар. науч. конф. “Бодуэновские чтения” (Казань, 11-13 дек. 2001 г.): Секция “Николай Крушевский: жизнь и научное творчество (к 150-летию со дня рождения)” / Под общ. ред. К.Р.Галиуллина, Г.А.Николаева.- Казань: Новое знание, 2002.- C.145-156.

***

Публикация и комментарии Г.А.Николаева

Ф.977. Совет, д.6491.

О зачислении кандидата Варшавского Университета, учителя Троицкой гимназии Николая Вячеславовича Крушевского сверхштатным, без содержания, профессорским стипендиатом, с целью приготовления к профессорскому званию по кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков.

Л.2-3. В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Кандидат Варшавского Университета Николай Вячеславович Крушевский еще в 1875 г., по рекомендации Историко-Филологического Факультета Императорского Варшавского Университета, хлопотал о получении в нашем Университете стипендии для приготовления к профессуре по сравнительной грамматике индоевропейских языков. Но это оказалось невозможным, и г. Крушевский должен был принять предложенное ему место преподавателя Троицкой Гимназии1. Во все время его учительства он не покидал мысли заниматься научно языковедением и даже действительно занимался им очень усердно, насколько позволяли официальные занятия. Но при многочисленных обязательных занятиях преподавателя Гимназии не были возможны какие бы то ни было серьезные успехи. Поэтому по истечении трех лет г. Крушевский, собрав небольшую сумму и надеясь с помощью ее прожить без жалованья некоторое время, решился приехать в Казань. Здесь он обратился ко мне с просьбою хлопотать перед Факультетом об оставлении его при Университете в качестве сверхштатного стипендиата по сравнительной грамматике индоевропейских языков. Я, конечно, не мог отказать г. Крушевскому в исполнении его просьбы, тем более что я имел возможность убедиться как в его недюжинных способностях, так и в обширности приобретенных им до сих пор познаний по части моей специальности. Г. Крушевский, по предложению Историко-Филологического Факультета Варшавского Университета, напечатал в «Варшавских Университетских Известиях» свою кандидатскую диссертацию «Заговоры, как вид русской народной поэзии», изобличающую в нем научную наблюдательность, подробное знакомство с предметом и усвоение им приемов строго индуктивного научного метода2. Так как до сих пор г. Крушевский кроме языковедения изучал довольно основательно психологию3, то при своих будущих занятиях он намерен обращать преимущественное внимание на семазиологию или учение о значении слов, т.е. на часть языковедения, хотя и весьма

145

важную и интересную, но тем не менее почти еще вовсе не разработанную. Подобное направление весьма желательно в современном лингвисте, и от него можно ожидать много пользы для этой науки.

В виду всего этого я осмеливаюсь рекомендовать Факультету Н.В.Крушевского с самой лестной стороны и покорнейше просить ходатайствовать перед Советом о зачислении его в сверхштатные профессорские стипендиаты Императорского Казанского Университета4.

И. Бодуэн де Куртенэ.

Казань, 8 ноября 1878 г.

Ф.977. Историко-филологический факультет (ИФФ), д. 1104.

Об оставлении кандидата Крушевского при Университете для приготовления к профессорскому званию.
Л.2 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Сверхштатный профессорский стипендиат, кандидат историко-филологических наук, Николай Вячеславович Крушевский представил мне свою полугодовую работу, состоящую в переводе осьми (8) гимнов из Риг-Веды (Rig-Veda), а именно: из I «Mandala» гимны 1, 24, из II – 33, из IV – 33, VI – 57, VII – 49, X – 121, 129.

Перевод этот есть итог весьма тщательного изучения названных гимнов, причем г. Крушевский проверял каждое слово по имевшимся у него под рукою пособиям, словарям, комментариям, переводам, совершенным другими, и т.д. и выбирал всегда самое подходящее толкование. Места сомнительные или непонятные отмечены в переводе. Одним словом, перевод этот удовлетворяет всем требованиям филологической критики, и я полагаю, что его следовало бы напечатать в «Ученых Записках Казанского Университета»5.

Само собою разумеется, что, кроме переводов отдельных гимнов Риг-Веды, г. Крушевский занимался тоже и в других направлениях.

Между прочим, он аккуратно посещал мои лекции по русской грамматике и принимал деятельное участие в практических упражнениях: 1) по начальному курсу санскритского языка (веденному мною в Университете), 2) в чтении и объяснении Риг-Веды (Rig-Veda), 3) в упражнениях по старославянскому языку и славянской диалектологии и, наконец, 4) в чтении лучших лингвистических сочинений. А при этом считаю долгом заметить, что гимны Риг-Веды, перевод которых составляет полугодовую работу г. Крушевского, не были разбираемы на практических занятиях и переведены им вполне самостоятельно.

Кроме сочинения Sievers’a «Grundzüge der Lautphisiologie», чтением и объяснением которого мы занимались на практических занятиях, г. Крушевский прочитал и изучил под моим руководством следующие сочинения и статьи:

146

  1. Joh.Schmidt «Zur Geschichte des indogermanischen Vocalismus»,
  2. Oppert «Les variations du Varyaque»,
  3. Hovelacque «Considerations sur les aspirées organiques»,
  4. Tobler «Versuch eines Systems der Etimologie»,
  5. Tobler «Innere Sprachformen des Zeitbegriffes»,
  6. Karłowicz «Przyczynki do projektu wielkiego słownika polskiego»,
  7. Потебня «О связи некоторых представлений в языке«,
  8. Chavée «Ideologie positive».

Занимаясь некоторыми отделами семазиологии или науки о значении слов (и в особенности о представлениях цветов или красок в разных языках), г. Крушевский подыскивал и обдумывал относящиеся сюда слова в изданиях:

  1. Fick «Vewrgleichendes Wörterbuch der indogermanischen Sprachen»,
  2. Даль «Толковый словарь живого великорусского языка»,
  3. Linde «Słownik języka polskiego»,
  4. Curtius «Grundzüge der griechischen Etimologie»,
  5. Kolberg «Lud.I».

Кроме гимнов Риг-Веды, перевод которых составляет его полугодовую работу, и кроме гимнов, прочитанных и разработанных на практических упражнениях (Mand. I.48; I.124; III.61; IV.36), г. Крушевский изучил основательно из X-ой книги (mandala) гимны 10, 13, 14, 86, продолжая переводить и другие гимны той же книги.

Для магистерской диссертации г. Крушевский избрал себе, по моему предложению, тему "Образование и употребление настоящего времени (praesens) в Риг-Веде в связи с соответствующими формами классического санскрита и других языков ариоевропейских". Над этою темой он работает теперь весьма усердно: выбирает по Delbrüсk’у (а) Das altindische Verbum, б) Altindische Tempuslehre) и по Grassmann’у (Wouml;rterbuch zum Rig Veda) все формы настоящего времени, отыскивая их в самом тексте Риг-Веды и, в особенности, для точного определения оттенков употребления, переводя целые двустишия (çlokās), в которых попадаются эти формы6.

Отправляясь в Казань, г. Крушевский рассчитывал, что он успеет написать и защитить магистерскую диссертацию в течение одного года. Между тем, в виду установившихся требований от подобного рода трудов, это совершенно невозможно, и ему (г. Крушевскому) придется, для достижения этой цели, посвятить еще по крайней мере полтора года. Сбережений, сделанных г. Крушевским для того, чтобы содержать себя без всяких пособий, хватит не больше, как на год. Между тем было бы весьма прискорбно, если б столь талантливый и так успешно занимающийся кандидат должен был остановиться на половине пути и искать какого-нибудь практического более или менее доходного занятия. Это тем более нежелательно, что людей, серьезно занимающихся в России языковедением, и в особенности санскритом, пока чрезвычайно мало.

В виду всего этого я осмеливаюсь покорнейше просить Факультет ходатайствовать перед Министерством о назначении кандидату Н.В.Крушевскому сверхштатной стипендии в размере шести сот рублей (600 руб.) в год7.

Проф. И.Бодуэн де Куртенэ.

Казань, 17 декабря 1878 г.

147

Д. 6491. Совет.

Л.5 Его Превосходительству Господину Ректору
Императорского Казанского Университета

Если возможно, я осмелился бы покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать надлежащее распоряжение о том, чтобы к представлению о сверхштатном стипендиате г. Крушевском прибавить еще следующее:

«Профессор Бодуэн де Куртенэ считает нелишним присовокупить, что г. Крушевский тем более заслуживает пособия, что он добровольно оставил вполне обеспечивавшее его место преподавателя Троицкой Гимназии и решился ехать в Казань на собственные средства, лишь бы только иметь возможность заниматься при здешнем университете избранною им наукой».

Как я теперь соображаю, в представлении о г. Крушевском, по крайней мере в том виде, как оно было доложено в сегодняшнем заседании Совета, есть маленькие неточности и ошибки. Поэтому, во избежание пререканий при чтении и подписи протокола заседания, я покорнейше просил бы Ваше Превосходительство сделать надлежащее распоряжение о том, чтобы черновая протокола была мне доставлена для просмотра вместе с подлинным представлением Историко-Филологического Факультета.

Проф. И.Бодуэн де Куртенэ.

Казань, 7 февраля 1879 г.

д. 1127. ИФФ.

О соискании кандидатом [Н.В.] Крушевским звания приват-доцента.

Л.5 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Так как сочинение профессорского стипендиата Н.В.Крушевского «Наблюдения над некоторыми фонетическими явлениями, связанными с акцентуацией» представляет вполне самостоятельный научный труд, то я осмеливаюсь предложить Факультету одобрить его для напечатания в Ученых записках Императорского Казанского Университета8.

И.Бодуэн де Куртенэ.

Казань, 18 апреля 1879 г.

Л.6 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Отзыв о диссертации профессорского стипендиата кандидата Н.В.Крушевского «Наблюдения над некоторыми фонетическими явлениями, связанными с акцентуацией», представленной

148

им pro venia legendi по сравнительной грамматике индоевропейских языков.

Зависимость качества гласных от ударения в ариоевропейских языках, имеющих настоящее фонетически слитное и морфологически подвижное ударение, не подлежит теперь ни малейшему сомнению. Но, для определения частных проявлений и установления индуктивных законов этой зависимости, собрано пока мало материала. Первою задачею лингвистов, занимающихся этим вопросом, должно быть сопоставление и приведение в систематический порядок данных, сюда относящихся, из отдельных языков ариоевропейских.

Г.Крушевский предпринял подобную работу относительно языка Риг-Веды, ограничиваясь, впрочем, пока только известною категорией ведаических форм, а именно четырьмя «специальными временами» глагола (praesens, optativus, imperativus, imperfectum), и прибегая к сравнению с другими формами только в исключительных случаях. Поэтому выводы г. Крушевского имеют только относительное значение и при распространении круга исследования потребуют, может быть, некоторых изменений и дополнений. Но эти изменения и дополнения будут весьма незначительны, так как рассмотренная г. Крушевским категория форм отличается богатством данных и представляет всевозможные комбинации отношений слогов ударяемых и неударяемых.

Работа г. Крушевского отличается полнотою: он выбрал из Риг-Веды все примеры, относящиеся к его задаче. Выбирая примеры из словаря Grassmann’a, он каждый раз проверял их в самом тексте Риг-Веды, следовательно, исполнил требования филологической критики. Как приготовление материала, так его сопоставление и упорядочение, так и, наконец, общие индуктивные выводы представляют совершенно самостоятельный труд и личную собственность г. Крушевского. Метод изложения образцовый: он отличается строгостью и сжатостью. Из исследования г. Крушевского нельзя выкинуть ни одного лишнего слова.

В виду всего этого я полагаю, что сочинение г. Крушевского вполне удовлетворяет той цели, для которой оно представлено.

И. Бодуэн де Куртенэ

Казань, 18 апреля 1879 г.

Л.8 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Кандидат историко-филологических наук, профессорский стипендиат Николай Вячеславович Крушевский удостоен Факультетом еще в мае месяце т(екущего) 1879 г. звания приват-доцента по предмету сравнительной грамматики индоевропейских языков. Он весьма усердно занимался во все это время избранною им специальностью, как можно видеть из его отчета, который я на днях буду иметь честь препроводить в Факультет. О способности г. Крушевского излагать ясно, строго-научно и вполне самостоятельно самые основные

149

лингвистические вопросы можно убедиться из его пробной лекции, напечатанной в 3-м выпуске «Русского Филологического Вестника» п(од) з(аглавием) «Об аналогии и «народной этимологии»9. В этой статье г. Крушевский высказывает совершенно новые взгляды на разбираемые им процессы в языке. Кроме других занятий, г. Крушевский посвятил последние месяцы, между прочим, систематическому изучению и исследованию 1) русского языка, сравнительно с прочими языками ариоевропейскими, 2) языка санскритского.

С другой стороны, так как я намерен прочитать в текущем учебном году 3-му и 4-му курсу два отдела языковедения, которые прежде не читал и приготовление к которым потребует, следовательно, чрезвычайно много времени, а именно 1) сравнительную грамматику латинского языка (фонетику и морфологию) и 2) обозрение новейших открытий в области языковедения, то чтение еще по двум другим отделам, т.е. по санскриту и по русской грамматике, было бы для меня крайне обременительно.

В виду этого я осмеливаюсь ходатайствовать перед Факультетом о поручении чтений 1) по санскриту, 2) по русской грамматике в текущем учебном году Николаю Вячеславовичу Крушевскому, считая по два часа на каждый предмет, итого четыре часа.

Что касается вознаграждения г. Крушевского за этот труд, то я не решаюсь сказать ничего определенного, предоставляя Факультету определить размер этого вознаграждения. Я полагал бы только, что размер вознаграждения можно бы сообразовать с числом лекций, читаемых г. Крушевским.

Проф. И.Бодуэн де Куртенэ

Казань, 16/28 октября 1879 г.

Л.7 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Имею честь довести до сведения Факультета, что мною рассмотрен «Отчет о занятиях сравнительным языкознанием профессорского стипендиата Н.Крушевского за время от 15 Декабря 1878 г. по 1 Октября 1879 г».

Отчет этот составлен вполне добросовестно и упоминает только о тех работах, которые в самом деле были совершены г. Крушевским. Работ этих очень много, они были ведены с толком и систематически. Г.Крушевский с большою пользой для себя занимался в течение всего времени, за которое им представлен отчет.

Как для облегчения явного контроля за занятиями профессорского стипендиата, так же точно в виду того, что отчет г. Крушевского может в известной степени служить руководством для начинающих систематически изучать языковедение, я полагаю, что отчет этот следует напечатать в «Известиях Императорского Казанского Университета»10.

Проф. И.Бодуэн де Куртенэ

Казань, 26 октября 1879 г.

150

Д. 1160. ИФФ.

Об испытании приват-доцента Казанского Университета, кандидата Н.В.Крушевского на степень магистра сравнительного языковедения.

Л. 11. Задачи для письменных ответов Н.В.Крушевского по сравнительной грамматике ариоевропейских языков и по санскриту.

1-я задача.

Пользуясь текстом рассказа «Межигорьевский дiдъ» (Украiнськи оповiдання Олекси Стороженка. Кн. I. СПб.1863, стр. 131-137),

  1. на 5-10 словах этого рассказа показать отношение букв и звуков, т.е. способ обозначения звуков с помощью букв,
  2. обозначить произношение 5-10 слов чисто научным образом,
  3. 5-10 [слов – Г.Н.] разделить на морфологические части с показанием различия между делением с точки зрения теперешнего состояния языка и с точки зрения этимологической,
  4. с 5-10 словами совершить фонетический и морфологический перевод на языки: а) великорусский, польский, старославянский, б) литовский, латинский, греческий и санскритский, – и объяснить основания этого перевода,
  5. для 5-10 слов найти действительные родственные этимологически слова в выше указанных славянских и вообще ариоевропейских языках, с кратким объяснением фонетического родства их корней,
  6. найти хоть одно или два слова, в которых необходимо допустить влияние «народного словопроизводства»,
  7. указать 5-10 слов, в которых проявилось действие морфологической ассимиляции (аналогии), с объяснением этимологической связи окончаний и основ (тем) этих слов с окончаниями и основами языков родственных,
  8. на 5-10 словах указать а) характеристические отличия малорусского от великорусского, польского и старославянского, б) славянского вообще от литовского, латинского, греческого и санскритского.

И. Бодуэн де Куртенэ

Казань, 10 апреля 1880 г. NB. 1) Во главе письменных ответов должны быть поставлены их заглавия в полном виде, т.е. так, как они формулированы мною. 2) К ответам должен быть приложен этот лист с задачами11.

И. Бодуэн де Куртенэ.

Л. 6. Задача для письменного ответа Н.В.Крушевского по санскриту.

Пользуясь текстом 295-го гимна Риг-Веды (III.61) (Vedische Chrestomatie von Delbrück, Halle. 1876, стр. 15),

151

  1. перевести его на русский язык,
  2. выбрать все случаи сочетания слов, в которых обнаруживаются звуковые законы сочетания (sandhi, – sandhi-gesettze) и упорядочить их по категориям,
  3. с несколькими словами совершить фонетический перевод а) на языки греческий, латинский, литовский, старославянский и русский, б) на язык пракритский (пракрит),
  4. для нескольких слов найти в поименнованных языках действительные слова, находящиеся с ними в этимологическом родстве по корню или же по суффиксам,
  5. выбрать несколько слов с Guna– и Vŗddhi-, указав на коррелятивы с корнем другой степени (NB. за ненахождением действительного слова можно просто назвать форму корня другой степени), – конечно, в применении к открытию De Saussure’a,
  6. выбрать из гимна все формы склонения и спряжения, представ-ляющие градацию основ,
  7. выбрать все сложения (composita) и распределить их по категориям,
  8. выбрать несколькол слов, звуковой состав которых характеризует санскрит в противоположнеость другим языкам ариоевропейским, – с кратким объяснением: почему? 12

И.Бодуэн де Куртенэ.

Казань, 12 апреля 1880 г.

Д. 1166. ИФФ.

О поручении преподавания приват-доцентам и другим посторонним лицам в 1880 году.

Л.2 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Желая составить себе ясное понятие о чтениях приват-доцента Н.В.Крушевского, я постоянно посещал их в течение всего полугодия, с 1 января т(екущего) 1880 г. по настоящее время. Таким образом я убедился, что чтения г. Крушевского были вполне целесообразны и весьма полезны. Поэтому я осмеливаюсь покорнейше просить Факультет в будущем 1880-1881 учебном году поручить г. Крушевскому чтение языковедения применительно к русскому языку для 1-го курса и чтение санскрита для желающих 2-го, 3-го и 4-го курсов.

И.Бодуэн де Куртенэ.

Казань, 19 апреля 1880 г.

Д.1168.ИФФ.

О расписании часов преподавания лекций в 1800-81 ак(адемическом) году и о планах преподавания.
Л.5 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Имею честь покорнейше просить Факультет лекции по сравнительной грамматике санскрита вместе с практическими упражнениямми сделать обязательными для студентов III-го и IV-го курса обоих филологических отделений, чтение же этих лекций поручить приват-доценту Н.В.Крушевскому.

Проф. И.Бодуэн де Куртенэ

Казань, 18 мая 1880 г.

д. 1104.
В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Представляя при этом «Отчет о занятиях профессорского стипендиата Н.Крушевского за вторую половину 1879/80 учебного года», имею честь заявить, что способ занятий г. Крушевского считаю вполне целесообразным.

Проф. Бодуэн-де-Куртенэ.

Казань, 25 сентября 1880 г.

д. 1194. ИФФ.

Об избрании приват-доцента, магистра Крушевского в доценты при кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков.
В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Приват-доцент Н.В.Крушевский с полным успехом защитил свою магистерскую диссертацию «К вопросу о гуне. Исследования в области старославянского вокализма». Об этой диссертации представлен мною отзыв, оканчивающийся следующим заключением: «Как самостоятельное исследование известного отдела науки с новейшей точки зрения, как труд, представляющий совершенно новое освещение многих явлений языка, диссертация г. Крушевского вполне удовлетворяет той цели, для которой она представлена»13.

Не менее научны и заслуживают внимания специалистов другие уже обнародованные лингвистические труды г. Крушевского:

  1. Лингвистические заметки 14,
  2. Наблюдения над некоторыми фонетическими явлениями, связанными с акцентуацией 15,
  3. Об «аналогии» и «народной этимологии» 16,
  4. Ueber die Lautabwechslung 17.

При разделении нашего Факультета намечается по языковедению или сравнительной грамматике индоевропейских языков читать еженедельно по крайней мере 8 (если не 10) часов18. Исполнить подобную задачу одному преподавателю положительно невозможно, и необходимо иметь по крайней мере двух. Это фактически и осуществляется, так как уже полтора года г. Крушевский читает в качестве приват-доцента по 4 часа в неделю, получая за это обыкновенное приватдоцентское вознаграждение.

Что г. Крушевский, состоя приват-доцентом, исполнял возложенные на него преподавательские обязанности вполне добросовестно и с большою пользой для слушателей, в этом я убедился, как посещая его чтения, так и присутствуя на экзаменах у читанных им отделов языковедения.

Так как г. Крушевский приобрел формальное право на занятия доцентуры и так как в настоящее время вакантны все семь доцентур нашего Факультета, то я осмеливаюсь покорнейше просить Факультет баллотировать г. Крушевского в доценты при кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков.

К этому представлению покорнейше прошу приложить мой отзыв о магистерской диссертации г. Крушевского.

Проф. И. Бодуэн де Куртенэ

Казань, 17/29 мая 1881 г.

д. 1262. ИФФ.

О напечатании в Ученых Записках Казанского Университета разных статей.
Л. 2 В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Представляя начало диссертации Н.В.Крушевского п.з. «Очерк науки о языке», имею честь покорнейше просить Факультет одобрить это сочинение к печатанию в «Ученых Записках» нашего Университета с тем, чтобы оно могло быть напечатано по возможности скорее, не дожидаясь очереди 19.

Проф. И.Бодуэн де Куртенэ

Казань, 26 февраля 1883 г.

Само собою разумеется, что представляя это сочинение к напечатанию в «Записках Университета», я считая его вполне достойным подобного преимущества.

И.Бодуэн де Куртенэ

ф. 977. Совет, д. 7179.

Об утверждении в степени доктора сравнительного языковедения доцента Крушевского.
В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

Отзыв о докторской диссертации магистра сравнительного языковедения Н.В.Крушевского п.з. «Очерк науки о языке».

Заглавие сочинения г. Крушевского слишком общее. Он не разбирает здесь вовсе вопросов ни синтаксических, ни семазиологических, ни, наконец, вопросов из области «классификации языков», прибегая к семазиологии и синтаксису только для объяснения явлений морфологии языка. Более соответственным заглавием я считал бы: «Начала (или «основания») фонетики и морфологии языка, извлеченные из рассмотрения некоторых языков ариоевропейских» или «Очерк науки о слове с формальной стороны и т.д.». Конечно, и эти рамки слишком обширны для того, чтобы автор был в состоянии в столь непродолжительное время исчерпать все относящиеся сюда общие вопросы. Поэтому он и должен был ограничиться только самыми, по его мнению, существенными. Задачу эту он выполнил довольно удачно.

Наш автор избегает повторения общих положений со слов других, без более или менее обстоятельной проверки и критики. Все, как заимствованное им у других, так и составляющее его личную собственность, предварительно обдумано. С этой точки зрения диссертация г. Крушевского есть плод мысли самостоятельной и привыкшей к логическому анализу.

Но разбираемое сочинение является самостоятельным трудом не только с личной точки зрения, по отношению к его автору. Оно представляет тоже вклад в лингвистическую литературу вообще. Хотя отдельные положения наш автор разделяет по большей части с многими другими лингвистами, тем не менее в общей сложности и в общей связи эти положения составляют его личную собственность. Предположение во всех сторонах жизни языка всеобъемлющего процесса переинтеграции – встречается, сколько мне известно, в лингвистической литературе впервые в книге Николая Вячеславовича. Обобщение это заимствовано им из других наук, занимающихся исследованием жизни в самом обширном смысле этого слова. – Подобная книга была бы не лишнею даже в других литературах, более богатых сочинениями общелингвистического содержания. В русской же ученой литературе не было до сих пор ничего похожего на нее.

Как удачное обобщение многих явлений языка, как труд самостоятельный и строго научный, диссертация г. Крушевского совершенно удовлетворяет той цели, для которой она представлена[20].

Проф. И. Бодуэн де Куртенэ

Казань, 26 апреля 1883 г.

Д. 1263.

Об избрании доцента Крушевского в экстраординарные профессоры
В Историко-Филологический Факультет
Императорского Казанского Университета

В публичном заседании Факультета 9 мая т(екущего) 1883 г. доцент при кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков Н.В.Крушевский, защитив удовлетворительно свою докторскую диссертацию п.з. «Очерк науки о языке», удостоен степени доктора сравнительного языковедения. Таким образом он получил формальное право занять одну из вакантных экстраординатур нашего Факультета. Что же касается его более существенных прав на подобное место, то я считаю долгом обратить внимание Факультета на следующие обстоятельства:

1) Хотя довольно странно было бы думать, что докторская диссертация г. Крушевского решает все общие вопросы языковедения, и хотя заглавие ее не соответствует содержанию и обещает гораздо больше, чем мы действительно находим в самой книге, тем не менее она является самостоятельным трудом не только с точки зрения одной лишь личной умственной работы ее составителя. Она представляет вклад в лингвистическую литературу вообще. Отдельные положения наш автор разделяет по большей части с многими другими лингвистами; все же таки в общей сложности и в общей связи (эти положения) составляют его личную собственность. Подобная книга была бы не лишнею даже в других литературах, более богатых сочинениями общелингвистического содержания. В русской же ученой литературе не было до сих пор ничего похожего на нее. Одним словом, сочинение г. Крушевского представляет труд самостоятельный и строго научный.

2) Кроме того, после издания в 1881 г. магистерской диссертации «К вопросу о гуне», г. Крушевский напечатал в том же 1881 году брошюру «Ueber die Lautabwechslung», о которой, сколько мне известно, дали весьма лестные отзывы L.Havet в «Revue critique» и K.Brugman в «Literarisches Centralblatt».Этот последний говорит между прочим: «jeder Sprachforscher, der Interesse und Verständniss für die Principien der Sprachgeschichte hat, wird das Schriftchen mit Vergnügen und Nutzen lesen» (Lit.Centr. 1882, N 12)21.

3) В течение трех с половиною лет г. Крушевский, сначала как приват-доцент, а затем как доцент, преподавал с большим успехом разные отделы языковедения. В этом я убедился, как посещая некоторые лекции г. Крушевского, так же точно присутствуя на проводимых им экзаменах студентов.

В виду всего этого я позволяю себе ходатайствовать перед Факультетом о баллотировании Н.В.Крушевского на должность экстраординарного профессора сравнительной грамматики индоевропейских языков22.

Проф. И. Бодуэн де Куртене.

Казань, 9 мая 1883 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. В Троицкой гимназии Оренбургской губ. Н.В.Крушевский проработал 3 года (1875-1878).
2. Работа была выполнена под руководством профессора М.А.Колосова и опубликована в Варшаве в 1876 г.
3. В Варшавском университете Н.В.Крушевский углубленно изучал философию, логику и психологию у профессора М.М.Троицкого.
4. Решением Совета университета Н.В.Крушевский был зачислен сверхштатным профессорским стипендиатом по кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков.
5. Перевод опубликован в Известиях и Ученых записках Казанского университета в 1879 г.
6. Н.В.Крушевский защитит магистерскую диссертацию 17 мая 1881 г., но по другой теме – «К вопросу о гуне. Исследования в области старославянского вокализма».
7. Н.В.Крушевскому будет назначена стипендия решением Мини-стерства от 16 апреля 1879 г. сроком на один год.
8. Статья опубликована в Известиях и Ученых записках Казанского университета в 1979 г.
9. Статья Н.В.Крушевского «Об «аналогии» и «народной этимологии» опубликована в Русском Филологическом Вестнике (Варшава) в 1879 г., т. II, № 3-4 (в 4-м номере даны дополнения к статье, которые были высоко оценены Бодуэном. РФВ издавал М.А.Колосов, членом редакции был варшавский языковед К.Ю.Аппель, разделявший основные научные положения казанской школы Бодуэна (см.: Николаев Г.А. Карл Аппель и Казанская лингвистическая школа // Acta Polono-Ruthenica. – Olsztyn, 2000. – t..V, s. 297-304).
10. Отчет Н.В.Крушевского будет опубликован в 1879 г. в Известиях и Ученых записках Казанского университета. В 1882 г. он выйдет отдельным оттиском.
11. К ответам на задачи Н.Крушевский сделал приписку: «За неимением времени второй задачи сегодня решить не могу. Н.Крушевский. Казань, 10 Апр.1880 г.». Здесь же резюме И.А.Бодуэна де Куртенэ: «Для письменного ответа по санскриту будет другая задача. И.Бодуэн де Куртенэ. 11 апр. 1880 г.». Задача № 2 вычеркнута, и вместо нее дано новое задание (см. следующий документ).
12. В деле рукой Бодуэна написано: «Из протокола испытания: 2) Предложены были следующие вопросы:
  1. Об открытии De Saussure’a в области ариоевропейского вокализма.
  2. О подъеме вообще и об его различных проявлениях в отдельных языках ариоевроопейских.
  3. Характеристика отдельных языков ариоевропейских по их основным свойствам фонетическим и морфологическим.
  4. Градация основ (Stammabstufung) в склонении и спряжении.
  5. Связь основ склонения славянских языков с основами других языков ариоевропейских.
  6. Различие основ в спряжении глагола.

И.Бодуэн де Куртенэ.

В деле есть также программа испытания, написанная рукой Крушевского и подписанная Бодуэном, а также ответы Крушевского.

13. Отзыв опубликован полностью в Известиях и Ученых записках Казанского университета (далее – ИУЗКУ), 1881, т. 17, № 3, май-июнь.
14. Опубликованы в ИУЗКУ в 1879 г.
15. См. прим. 8.
16. См. прим. 9.
17. Статья, представляющая перевод на немецкий язык вводной (теоретической) главы к магистерской диссертации, опубликована в Казани в 1881 г. Имеет отклики в европейской научной периодике того времени.
18. Инициатором разделения историко-филологического факультета на три отделения: 1) классическое, 2) русско-славянское и 3) историческое – был И.А.Бодуэн де Куртенэ. Уже в 1876 г. он поставит перед факультетом и советом университета соответствующее предложение, составит подробный план и программу разделения. Вплоть до отъезда из Казани Бодуэн будет последовательно проводить эту идею. Сохранились документы в ЦНА РТ: ф. 977, Совет, д. 6712.
19. Книга Н.В.Крушевского «Очерк науки о языке» была опубликована в 1883 году, как и просил Бодуэн де Куртенэ.
20. Отзыв Бодуэна опубликован в ИУЗКУ в 1883 г.
21. См. прим. 17.
22. Н.В.Крушевский был утвержден в степени доктора наук 20 мая 1883 г., а 31 мая этого же года он получит звание экстраординарного профессора.

Оглавление



Главная страница сайта
 
Ученые КЛШ
 
      Труды
        И.А.Бодуэна
        де Куртенэ
      О Бодуэне
        де Куртенэ
      Материалы
        Бодуэновских
        чтений
      Интернет-
        ресурсы
   

    Новости | Персоналии | История | Материалы | Контакты | О сайте | Письмо web-мастеру